Central Asia in Transition No61

Иран и перспективы экспорта газа
из Прикаспийского региона*

Надия Бадыкова

Copyright (c) 1998 by the Slavic Research Center. All rights reserved.

Введение Последние десять лет развития процессов в рамках бывшего союзного про-странства и особенно в Центрально-Азиатской его части свидетельствуют о том, что происходит перенос центра тяжести проблем с европейской части бывшего союза в азиатскую. Достаточно спокойные энергетические придатки союза ока-зались миной замедленного действия. Вакуум, который возник в Прикаспийском регионе после развала союза, немедленно стал заполнятся интересами иностранных государств. Стратегически выгодный, с точки зрения расположения, и энергети-чески богатый Прикаспийский регион стал немедленно сферой жизненных инте-ресов крупнейших стран. Крупнейший сосед этого региона, Иран, в последние годы выдвинулся в ранг страны, которая находиться достаточно близко к тому моменту, когда станет играть ведущую роль в регионе. Свидетельством чему является интенсивное развитие интеграционных связей со странами бывшего союза и прежде всего со странами среднеазиатского региона. Ослабление исламского фундаментализма, позитивные сдивиги в двухстороннем порядке в отношениях с США — все это является серь-езным сигналом выхода этой страны на более высокий качественный уровень. Две крупные энергетические составляющие, нефть и газ, стали объектом конфликтов различных сторон. Газовая составляющая в энергетическом балансе региона является важнейшей, поэтому за основу анализа конфликта в Прикас-пийском регионе принят газ и проблемы его экспорта. Среди существующих и проектных вариантов экспорта газа иранское направление является серьезной альтернативой существующему российскому и прочим проектным вариантам. Экономическая ситуация, сложившаяся по этим двум направлениям, свидетель-свует о росте роли Ирана в Прикаспийском регионе и в целом в Центральной Азии, при снижении роли России. Иранское направление экспорта газа находится в стадии активного обсуждения и является потенциально возможным в ближай-шее время. При положительном решении вопроса по газопроводу Туркменистан-Иран, Иран может стать наиболее влиятельным государством в этом регионе.

Предистория

Основными предпосылками, определяющими современное положение в Прикаспийском регионе в плане развития энергетических ресурсов, являются: -влияние России в этом регионе, после развала союза, не только ослабело, но по крайней мере снизилось до такого уровня, с которого достаточно тяжело вернуть утраченные позиции. Последние заявления России, что она имеет жизненно важные интересы в Центральной Азии, пока не меняют ее поло-жение там, так как Россией практически продолжается политика прошлых лет. -Иран располагает значительными энергетическими запасами, имеет богатый опыт разведки и добычи углеводородного сырья на суше и на море, имеет развитую инфраструктуру, занимает наиболее выгодное геополитическое и экономическое положение с точки зрения выхода Центральной Азии на мировые энергетические рынки. -Центрально-Азиатские страны, владеющие огромными запасами топливно-энергетических ресурсов, находятся в критическом положении, когда поиск вариантов разработки и транспортировки энергетических ресурсов на мировые рынки уже более не может находиться в стадии обсуждения. Пришло время для принятия определенных решений, причем первые шаги в сторону изменения затянувшегося противостояния заинтересованных сторон, по выбору вариантов направлений экспорта этих ресурсов, уже сделаны. В начале января 1998 небольшой объем газа начал экспортирова-ться по южному направлению.

Круг проблем

В целом современные проблемы в рамках Прикаспийских стран, с точки зрения энергетических ресурсов нефти и газа, можно разделить на следующие группы: -юридический статус Каспия и комплекс вопросов, связанных с ним; -добыча нефти и варианты нефтепроводов; -добыча газа и варианты газопроводов. Круг проблем в данном исследовании сужается до газа, который в энергети-ческом балансе региона занимает значительную часть. Более того, исходя из спе-цифичности этого товара, виды его транспортировки достаточно ограничены с экономической и технологической точки зрения по сравнению с нефтью. Поэтому принятие решения по газу — это прежде всего принятие решения по варианту его экспортного направления, то есть определение степени контроля над значи-тельным потоком энергетических ресурсов на продолжительное время, что по существу может стать серьезной заявкой на пересмотр расстановки сил и сфер влияния в регионе.

Заинтересованные стороны

В совокупность проблем в рамках Прикаспийского региона вовлечено огро-мное количество заинтересованных сторон. Это:-страны непосредственные собственники этих ресурсов: Казахстан, Азербай-джан, Туркмения, Россия, Иран; -страны, которые хотели бы увеличить свою долю в энергетических ресурсах: Россия, Иран; -страны, заинтересованные в транзите этих ресурсов через свои территории, а также в использовании их для собствнных нужд: Россия, Азербайджан, Иран, Турция, Пакистан, Китай -страны, оказывающие определенное влияние на принятие тех или иных решений по этим вопросам: США, Иран, Россия и Китай. Страны обладают различным набором возможностей влиять на принятие тех или иных решений. Практическая степень вовлеченности в круг пробем расширяет способности страны влиять на процессы.

Туркменистан

Крупнейшим собственником газовых ресурсов в Центральной Азии является Туркменистан, поэтому с точки зрения добычи и экспорта газа эта проблема непосредственно относится к Туркменистану. Туркменистан является заинтере-сованной стороной по всем группам проблем — Каспий, нефть, газ, однако про-блема экспорта газа является наиболее острой и серьезной для нее. Обладая мощ-ными газовыми ресурсами, страна в определенной мере оказалась заложником собственных богатств. Ресурсы углеводородного сырья на территории Туркменистана оцениваются в объемах до 20 тлрд. м3 и более 3 млрд. тонн нефти. До сих пор точные запасы углеводородного сырья не определены, так как только 1/3 терри-тории исследована детально. Зависимость экономики Туркменистана от экспорта газа велика; так, доля газой составляющей в ВВП колеблется в пределах 30-50%, поступления в государственный бюджет достигают более 40%, около 70% валютных поступлений Туркменистана обеспечивается за счет экспорта газа.1 Как и в других странах бывшего союза, в экономике Туркменистана, после развала союза, происходил спад, что в значительной спепени было связано с коле-баниями в добыче и экспорте газа. Так, например, в 1997 году, в год катастрофи-ческого падения экспотра газа примерно в 3,7 раза по сравнению с 1996 годом и снижения внутреннего валового продукта на 25%, добавленная стоимость, произ-веденная в народном хозяйстве, без учета газа, возрасла примерно на 0,3 %. 1997 год был единственным годом, после принятия независимости, когда внешнетор-говый баланс был сведен с отрицательным сальдо.2 Критическое падение экспорт-ных доходов было пополнено значительными заимствованиями в виде кратко-срочных внешних кредитов. Уровень внешних долгов возрос примерно в два раза, что несомненно вызвало в свою очередь ухудшение текущего счета платежного баланса. Так, степень обслуживания внешнего долга приблизилась к критическому уровню, примерно 50% от общего экспорта. Необходимость значительных внешних заимствований диктовалось опре-деленными обязательствами, которые страна взяла на себя. Так, программа широкомасштабного инвестиционного строительства, связанная со структурными преобразованиями в экономике, определила очень высокий уровень инвестиций. Общая стоимость инвестиционных проектов, строящихся за счет всех валютных источников, достигла более чем 3 млрд. долларов, при этом значительная доля проектов имеет жесткие контрактные обязательства с иностранными строитель-ными компаниями и не может быть приостановлена. Уровень инвестиций в 1997 году был равен 46% от внутреннего валового продукта страны, из них на иностра-нные прямые инвестиции приходилось около 10%, внешние займы 21%, собстве-нные средства составили соответсвенно 69% (из них 11% - валютный фонд пра-вительства). Финансирование стоительства за счет иностранных займов возрасло примено в 3 раза по сравнению с 1996 годом, что явилось прямым результатом снижения дохода от газа. 3 Однако наращивание внешних займов в предстоящие годы будет достаточно трудным, как с точки зрения экономического положения страны, а также с точки зрения последних событий в Юго-Восточной Азии. Международные финансовые структуры проявляют явное нежелание финанси-ровать в регионы, находящиеся в стадии трансформации. Туркменистан сделал серьезный шаг в сторону увеличения доверия со сто-роны кредиторов, так в конце 1997 году была сделана независимая экспертиза Европейским рейтинговым агентством Fitch IBCA, которая присвоила стране Single-B long-term foreign currency rating.4 Низкий уровень рейтинга страны объ-ясняется сильной зависимостью экспортных газовых доходов от рынка СНГ, который имеет низкую платежеспособность. Поэтому строительство любого из газопроводов может немедленно изменить рейтинг страны в сторону увеличения кредитоспособности. Ситуация достаточно сложная и требует принятия незамед-лительных мер в плане реального увеличения валютных поступлений страны. Однако очевидным является то, что реальное увеличение валютных поступ-лений возможно только при условии решения вопроса с экспортом газа. Поэтому прорыв в вопросе по строительству газопроводов критически важен для страны не только с точки зрения увеличения доходов от экспотра, а также с точки зрения увеличения рейтинга страны для получения иностранных кредитов и привлечения иностранного прямого капитала.

Газопроводы

На данный момент реально существуют два газопровода, по которым воз-можен экспорт газа: -Туркмения — Центр, единая газопроводная система бывшего союза; -Газопровод Туркменистан-Иран, участок введенный в декабре 1997. На различной стадии обсуждения и согласования находятся следующие проекты и намерения по направлениям экспорта газа:-Туркменистан-Иран-Турция-Европа; -Туркменистан-Афганистан-Пакистан; -Туркменистан-Китай; -Транскаспийский газопровод.

Интересы сторон

За каждым направлением газового потока стоят страны либо группы заин-тересованных стран в реализации того или иного проекта: -Туркмения, как владелец газа, несомненно заинтересована в экспорте газа на выгодных для нее условиях, но находясь в достаточно сложном экономи-ческом положении, может принять варианты, которые как можно быстрее принесут ей валютные доходы. -Россия заинтересована удержать контроль над туркменским газом и не допустить появление Туркменистана на газовом рынке. -Иран пытается использовать свое выгодное территориальное положение для увеличения влияния в регионе, а так же заинтересован в использовании туркменского газа в северной части страны. Иран вовлечен во все проблемы в рамках Центральной Азии и Прикаспийского региона, поэтому страна владеет широким набором возможностей влиять на процессы в регионе. -США заинтересованы в контроле нового энергетического рынка, который может стать альтернативой персидскому региону. США настаивает на любом варианте газопровода, с непосредственным ее учатием, предусматривающем блокаду Ирана и ослабление России. -Китай, являясь крупнейшей страной с высокими темпами развития эконо-мики, в том числе спроса на энергетические ресурсы, ведет активную политику в Прикаспийском регионе. Более того, Китай заинтересован в развитии собственных северных территорий с целью дальнейшего укрепления цело-стности страны. Поэтому газопроводы в направлении к Китаю помогут ей решить разноплановые проблемы внутри страны, а также получить опреде-ленную степень влияния в Прикаспийском регионе, что по существу обоз-начает создание растяжки восток-запад.

Существующие газопроводы5 Туркменистан — Центр (Россия). Подача газа в страны СНГ осуществлялась по системе газопроводов Средняя Азия — Центр. Общая проектная пропускная способность газопровода составляет 100-120 млрд. м3/ год. Сырьевой базой для системы газопроводов в страны СНГ в подавляющей части является восточная часть Туркменистана. На настоящий момент существующая система газопровода способна пропустить около 60 млрд. м3/год, однако экспорт газа по этой системе приостановлен с 1 апреля 1997 года и, более того, как ни одно из других направлений оно имеет сомнительную репутацию. Экономическая ситуация, связанная с газопроводом в Россию Вернемся в недалекое прошлое, которое дает понять, насколько успешен с экономической точки зрения и безобиден был этот вариант экспорта газа для Туркменистана, и какова роль России в этом. До 1990 года туркменский газ пода-вался в единую газовую систему союза без деления на потребителей газа. Цена на газ была предельно низка, как и на все сырьевые ресурсы, поэтому считалось, что Туркмения дотационная республика. Подача туркменского газа в единую газовую систему союза достигала до 80 млрд. м3. После развала союза Туркменистан стал заключать двухсторонние соглашения со странами потребителями газа. Началась война цен на газ и его транзит. Туркмения не могла диктовать цены и ей чаще приходилось идти на компромисс, так как существование только одной газопроводной системы бывшего союза определяло направления экспорта газа. Начиная с 1992 года возникла проблема неплатежей за газ, началось падение объемов экспорта и добычи газа соответственно. В 1991-1992 г.г. Туркмения имела соглашение с Россией по экспортной квоте Туркмении в экспорте России за пределы СНГ. Экспортная квота Туркмении за пределы СНГ была равна 11,3 млрд. м3 газа в год и была определена как доля добычи газа Туркмении в общей добыче газа по СНГ. На Туркменистан в 1990 году приходилось 10,4% добычи газа СССР, на Россию - 79 % , на все остальные республики около 10%. То есть в качестве индикатора квоты принимались пропорции в добыче, при полном игно-рировании реального внутреннего потребления газа каждой из стран. При учете реального собственного потребления газа каждой из стран, выявлялась фактичес-кая доля Туркмении и России в экспорте за пределы СНГ. Экспортная доля Турк-мении за пределы СНГ в этом случае могла возрасти в 3 раза, так как доля собст-венного потребления Туркмении от добычи газа достигала не более 6-7%. Однако это совсем не устраивало Россию, так как экспорт газа в рамках СНГ не давал валютных доходов, в отличии от экспорта в Европу, поэтому попытки Туркмении по увеличению ее экспортной доли за пределы СНГ не имели успеха. Более того, с 1993 года туркменский газ был исключен из экспорта России в Европу и стал экспортироваться только в страны СНГ, которые оказались неплатежеспособными. В ноябре 1995 года было подписано соглашение с РАО Газпром о взаимном сотрудничестве в 1996 году, которое предусматривало продажу газа Туркменистана на туркмено-узбекской границе. С 1996 года экспорт Туркменского газа в страны СНГ стал осуществляться по одному контракту купли-продажи с корпорацией ИТЕРА. Однако предусмотренный объем экспорта в размере 45 млрд. м3 не был осуществлен полностью, так как туркменская сторона была вынуждена ограничить поставки газа из-за нарушений корпорацией ИТЕРА условий платежа в валютной части. В 1996 году начался новый этап в российско-туркменских отношений, был подписан учредительный договор о создании Туркмено-Российского акционерного общества (АО) Туркменросгаз. Учредителями АО явились Правительство Турк-менистана, РАО Газпром и ИТЕРА. Туркменская сторона передала право на про-ведение поиско-разведочных работ и разработку перспективных площадей право-бережья реки Аму-Дарьи. В тот же период Газпром стал членом консорциума по проекту газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан с долей участия 10 процентов. Очередной раз в декабре 1996 года был подписан Генеральный контракт с Газпром и ИТЕРА для реализации туркменского газа на границе Туркменистан-Узбекистан-Казахстан в страны СНГ и Европу. Однако никаких работ в области разведки и разработки углеводородного сырья на отведенных площадях не про-водилось, положение с платежами не улучшилось, более того, уровень платежей упал в 2 раза, к общему числу должников добавилась еще и Россия. Так, за 1 квартал 1997 года экспортный газ был оплачен только на 17 процентов. В сложившихся условиях руководство Туркменистана было вынуждено полностью приостановить поставку газа в страны СНГ, а также расторгнуть в одностороннем порядке все контракты по экспорту газа и деятельности корпорации Туркменросгаз. На момент приостановки экспорта газа из Туркменистана совокупная задолженность Украины, Грузии и России перевалила отметку 1,5 млрд. долларов. По существу идея про-дажи газа через одни руки — Российские не имела успеха. В январе 1998 года возобновились переговоры между Туркменией и Россией по экспорту газа, однако не была достигнута договоренность по самой важной составляющей по цене газа. Условия предлагаемые российской стороной на оче-редной раз оказались еще более не приемлемые, чем они были в прошлые годы. Так цена, предложенная Россией за 1 тыс. м3 газа, составляет 32 доллара, при 42 доллара в прошлые годы, при этом оплата газа в валютно-товарном соотношении предлагалась 30+70, при 40+60 в прошлые годы. То есть Россия уменьшает цену газа, при одновременном уменьшении доли оплаты газа в валюте и увеличении таварного покрытия (пресловутый клиринг). Россия также настаивала на новом транспортном тарифе за экспорт газа 1,78 долларов за тыс. м3 газа на 100 км вместо 1,5, а также устанавливала новый маршрут для туркменского газа по территории России, который более чем в два раза длиннее прежнего. В результате чего стои-мость транспортировки 1 тыс. м3 туркменского газа до Украины по территории России возрастает примерно в три раза.6 Несомненно, условия, предлагаемые Россией, были неприемлемы для Туркмении. Россия в очередной раз надеялась на то, что Туркмения, находясь в крайне тяжелом положении и не имея реально другого выхода, пойдет на условия, предлагаемые ей. Поведение России было ярким свидетельством того, что она продолжает оперировать устаревшими поня-тиями и практически потеряла чувство реальности, ибо складывающаяся ситуация свидетельствует о том, что Россия реально теряет контроль над экспортом турк-менского газа и наносит ущерб прежде всего собственному положению в регионе. Остается открытым вопрос: будут ли платежеспособны в этот новый очере-дной раз старые патнеры Туркменистана? Исторический опыт по экспорту газа в этом направлении вызывает большие сомнения в реальности будущих намерений. Более того, газопроводная система эксплуатируется более 20 лет и нуждается в коренной реконструкции — замене труб и оборудования компрессорных станций. По оценке, сделанной специалистами концерна Туркменгаз в 1996 году, ориенти-ровочная потребность в финансовых средствах на реконструкцию составляет около 700 млн. долларов США.7 То есть реанимация полнокровного экспорта газа требует не только желания сторон, но и инвестиционных вложений. Сможет ли российская сторона принять участие в востановлении системы? Несомненно нет. Одни вопросы и сомнения в отношении старой системы транспорта газа. Огромное количество контрактов и соглашений, уже написанных в современном стиле, не давали гарантий со стороны России и других стран СНГ, что они будут выполняться. Поэтому очевидно, что Туркмения, находясь в критическом эконо-мическом положении, в очередной раз не будет возлагать надежды на этот вариант экспорта газа и будет двигаться в других направлениях.

Туркменистан-Иран.

В июле 1995 года был подписан протокол между Туркменистаном и Исламской Республикой Иран о стороительстве газопровода. Иранская сторона обязалась финансировать 80 процентов проекта, что включало проектирование, строитель-ство газопровода, в том числе обустройство месторождения Корпедже. Туркмен-ская сторона гарантировала поставку газа в Иран в объеме 8 млрд. м3 в течение 25 лет. Инвестиционные вложения в газопровод составили около 200 млн. долларов. Туркменская сторона в течение трех лет после начала подачи газа будет возмещать инвестиционные вложения, сделанные Ираном. В целях ускорения строительства газопровода и обустройства месторождения Корпедже было принято Постанов-ление Президента, которое предусматривало освобождение иранской комнании от всех видов налогов и платежей. Была так же осуществлена предоплата доли Туркменистана в размере 20 процентов от контрактной стоимости проекта. На данный момент газопровод введен в действие и может обеспечить подачу 2 млрд. м3 газа в год. Объемы подачи газа будут увеличены до 8 и далее до 12 млрд. м3. Газопровод Туркменистан-Иран — это первый и очень важный шаг в снижении зависимости экспорта туркменского газа от России.

Экономические отношения с Ираном Развитие туркмено-иранских отношений положительно отличается от российских. Иран один из ближайших и крупнейших соседей Туркменистана. Исторически сложилось так, что, имея огромную по протяженности границу с Ираном, Туркменистан не имел с ним прямых экономических отношений. Развал союза повлек за собой стремительное развитие торговых отношений Турменис-тана с соседними странами. За период 1991-1997 г.г. наблюдатся снижение това-рооборота Туркменистана с Россией и причиной чему было не только снижение постовок газа, а в целом уменьшение поставок товаров, оборудования. В то же время с Ираном и Турцией наблюдается рост товарооборота Туркменистана. В первые годы независимости, когда резко упали импортные поставки из стран, СНГ и Туркмения оказалась в критической ситуации, Иран был одной из первых стран, предоставивших товарный кредит. Иранские предприниматели стали активно осваивать новый туркменский рынок; так, на 1998 год в Туркмении было зарегистрировано более 80 представи-тельств и совместных предприятий с участием иранских предпринимателей и всего около 60 с участием российских компаний (для сравнения с Турцией - 180, с Афганистаном - 51). Выше иранская сторона и в области оказания строительных услуг; так, 7 иранских компаний осуществляют строительство 12 объектов на территории Туркменистана и всего 2 российские компании вовлечены в строи-тельство 5 объектов.8 За годы независимости существенно было улучшено транспортное сообщение с Ираном, построена высококачественная автомобильная дорога, в 1994 году введен участок ж/д Артык-Иран, в 1996 введена ж/д Серахс-Мешхед. Достаточно пока-зательным является также поведение туркменской стороны относительно трех блоков углеводородных ресурсов на Каспийском море, которые находятся доста-точно близко к границе Ирана. Так, в ноябре 1997 года блоки Лачин, Елбарс и Бургут были сняты с объявленного тендера, так как была достигнута договорен-ность по совместной их разработки туркменской и иранской стороной. В целом можно отметить, что последние 6 лет свидетельствуют об увеличении интеграцио-нных связей Туркменистана с Ираном и другими странами Центральной Азии, при явном ослаблении экономических отношений с Россией.

Проектные газопроводы9

Неурегулированность вопросов по цене газа, а также сложная ситуация по выплате долгов не позволяют возобновить экспорт газа по российскому направ-лению. Вновь введенный газопровод Туркменистан-Иран — это вариант с мини-мальными поставками и незначительными доходами в течении первых трех лет. Сложившееся положение несомненно не удовлетворяет туркменскую сторону, поэтому продолжается активный поиск других вариантов экспорта газа. На раз-личных стадиях обсуждения находятся следующие варианты экспорта.

Туркменистан-Иран-Турция-Европа

Данный проект газопровода является практически первым вариантом, начиная с 1992 года, проекта экспорта туркменского газа в южном направлении. Проект первоначально включал три этапа: участок Светобад — Корпедже (Запа-дный Туркменистан) - 812 км, участок Корпедже — Догубаязит (граница Турции) - 1470 км, участок Догубаязит — Европа - 1802 км. Производительность газопро-вода должна была быть на первом этапе — 15 млрд. м3/год и 28 млрд. м3/год при полном развитии. Для ускорения организации экспорта газа из Туркмении было принято решение о первоначальном использовании газодобывающих месторож-дений Западного Туркменистана, которые обеспечат на первой стадии иранских и турецких потребителей газа. Проект не был осуществлен, так как со стороны США было наложено эмбарго на инвестирование в Иран и соответственно в этот проект. Относительно этого проекта Соединенные Штаты Америки сталкиваются с нарастающим конфликтом между коммерческой логикой и стратегическим интересом в регионе, причем не существует ясного ответа, что представляет собой стратегический интерес в регионе. В январе 1998 года начато проведение технико-экономического обоснования нового варианта проекта Иран-Турция-Европа с протяженностью 3900 км и мощностью 1530 млрд. м3 в год. Предполагается, что трубопровод возьмет начало с крупнейшего месторождения Восточного Туркменистана — Шатлыка и может быть осуществлен по следующим двум направлениям, первый вдоль Каспийского моря и на Иран, следующий непосредственно по северной территории Ирана. На данный момент проект находится в стадии активного обсуждения и поддер-живается группой европейских компаний и Ираном. Последние события в рамках взаимоотношений Ирана и США свидетельст-вуют, что происходит определенный прорыв в затянувшихся враждебных взаимо-отношений между этими странами. После выступления Иранского лидера с обращением к американскому народу, более чем через шесть месяцев Соединен-ными Штатами сделано заявление о намерениях в изменении взаимоотношений с Ираном. Сделанное заявление, возможно, является результатом лоббирования американского бизнеса, который не хочет терять часть прибыли в регионе, а также осознания неизбежности сближения с Ираном, особенно по вопросам экспорта нефти и газа из Прикаспийского региона.

Туркменистан-Афганистан-Пакистан

Этот вариант находится в стадии обсуждения с 1995 года и по сути является альтернативой иранскому направлению. Проект активно поддерживается США. Протяженность газопровода 1300 км, должен обеспечить на первой очереди подачу газа в Пакистан в объеме 20 млрд. м3/год с последующим увеличением объемов до 60 млрд. м3/год и возможным продолжением до Индии. Сырьевой базой газопровода являются месторождения Восточного Туркменистана. В кон-сорциум по стороительству газопровода входят Юнокал-Дельта, Туркменгаз, Газпром, Хундай корпорейшен, Иточу-Япония, Крефинг-Пакистан. Однако на данный момент строительство этого газопровода не может быть начато из-за серьезных внутренних проблем Афганистана. Процессы, происходящие в Афга-нистане, свидетельствуют о том, что ситуация, позволяющая сделать миллиардные вложения, еще не скоро наступит там.

Туркменистан-Китай

Со стороны Китая в последниее время делаются серьезные заявления о влиянии на энергетический рынок в Центральной Азии. Если до настоящего момента в этом регионе серьезно присутствовали интересы России, Ирана, США, то теперь круг этих стран реально расширился. Причем первые шаги Китая в этом направлении были сделаны еще в 1992 году, когда была достигнута догово-ренность Туркменгаза и Китайской национальной нефтяной компании и Мицу-биси Корпорейшен о совместном проведении исследований по проекту газопро-вода Туркменистан-Китай. В июне 1993 года транзитные страны также выразили поддержку данного проетка. Протяженность газопровода должна составить 6100 км, необходимые инвестиционные вложения составляют 12-16 млрд. долларов. Этот проект нацелен на 21 век, требует огромных вложений и отдача от него будет не сразу, поэтому он является серьезной заявкой на перспективу.

Транскаспийский газопровод В апреле 1998 года было подписано межгосударственное соглашение между Туркменистаном и США о проведении технико-экономического обоснования проекта газопровода под Каспийским морем через Азербайджан, Грузию и далее в Турцию. Амеиканское Агенство по Развитию и Торговле выделило грант в размере 750 тыс. долларов для проведения технико-экономического обоснования проекта, в свою очередь Эксимбанк США сообщил о готовности выделить кредит до 3 млрд. долларов под строительство газопровода.10 Проет активно поддерживается США и практически преследует цель дальнейшей изоляции Ирана. Проект не безопасен, как и все другие варианты нефтепроводов под Каспием, прежде всего с экологической точки зрения. Каспийское море действительно уникально не только исходя из его расположения, запасов минерального сырья, но и с точки зрения его поведения. Потери, которые могут быть в результате экологической катастрофы либо поведения моря, не поддаются оценке. С эконо-мической точки зрения никто не делал расчетов целесообразности и выгодности подводного варианта газопровода по сравнению с сухопутным с учетом всех факторов. Далее, как указывалось выше, подавляющая часть запасов газа находится в восточной и юго-восточной части Туркменистана, а с западной части уже суще-ствует ветка на Иран. Не решены также правовые аспекты статуса Каспия, спорные вопросы между Туркменистаном и Азербайджаном для того, чтобы серьезно обсуждать вопрос по этому трубопроводу. Более того, маршрут газопровода через закавказские страны вовсе не является безопасным, регион не отличается спо-койствием. Надо признать, что этот вариант не выдерживает критики ни с одной стороны, поэтому поддержка этой идеи ради изоляции Ирана не даст никакого результата. Принимая во внимание, что Иран вовлечен практически во все проб-лемы в рамках Центральной Азии и Прикаспийского региона, идея изоляции ее от других стран этого региона по крайней мере абсурдна. После завершения технико-экономического обоснования, проект будет предоставлен на рассмотрение странам прикаспийского региона, в том числе Ирану. Иран может байкотировать варианты юридического статуса Каспийского моря и тем самым препятствовать строитель-ству любых нефте- и газопроводов через Каспий.

Заключение

  1. Вариант экспорта газа по газопроводу Туркменистан-Центр остается реаль-ным, но с минимальными шансами на большие поставки. Максимальные объемы поставок в этом направлении могут быть в объеме 25 млр. м3 газа при возможности страны экспортировать до 60 млрд. м3. Россия, как одна из стран, желающих контролировать газовые потоки, пока не имеет большого успеха. Успех, который она имела до настоящего момента, был проявлением безвыходности положения ее партнеров. Поэтому естественным проявлением самосохранения является стремление Туркмении снизить зависимость от России. Россия по крайней мере может претендовать на долю вложений в проектах различного направления экс-порта газа и этим как-то удерживать свои позиции. Претензии на всеобъемлющий контроль со стороны России безнадежны.
  2. Газопровод Туркменистан-Пакистан, несмотря на его заманчивость, не может быть реализован немедленно, только экстраординарные события в Афга-нистане могут изменить положение этого проекта, что весьма сомнительно. Осуществление этого проекта напрямую связано с политическим урегулированием конфликта внутри Афганистана. Реализация этого проекта в настоящий момент может стать новым этапом войны между конфликтующими группами с целью достижения контроля над реальными валютными потоками.
  3. Транскаспийский газопровод. Несмотря на предварительную договорен-ность по проведению технико-экономического обоснования этого направления экспотра, проект еще более неопределен. Для серьезного обсужденния этого проекта по крайней мере необходимо решить вопрос о правовом статусе Каспий-ского моря, по спорным месторождениям между Туркменией и Азербайджаном, провести технико-экономическое обоснование проекта с учетом всех факторов и прежде всего экологических. Серьезным препятствием этому проетку может быть позиция Ирана по правовому статусу Каспия, что будет своеобразной бло-кадой любого варианта газопровода.
  4. Туркменистан-Китай — при детальном проведении технического обосно-вания проект может столкнуться с серьезными финансовыми и техническими проблемами. На данный момент обсуждается как перспектива, однако растущие потребности Китая в энергетических ресурсах и желание влиять на новые энерге-тические рынки могут форсировать этот вариант. Предварительные соглашения с Казахстаном в начале июля 1998 года о строительстве нефтепровода в Китай, а также очередное заявление Китая относительно интереса к экспорту газа, свиде-тельствуют о возможности форсирования проекта.
  5. Иран-Турция — по этому трубопроводу решения могут быть приняты очень быстро. В сложившихся условиях реально увеличиваются шансы Ирана на ведущую роль в распределении газовых ресурсов. Иран вовлечен и в другие группы проблем и интересов в рамках Прикаспийских стран и в совокупности может стать одной из сторон, которая будет иметь подавляющее влияние в Цент-ральной Азии.
  6. Опыт показывает, насколько опасно экономическое главенство одной страны в системах межрегионального значения, поэтому развязать узел проблем в Прикаспийском регионе возможно только в случае политики сотрудничества, а не конфронтации. Чтобы не допустить контроль или подавляющее влияние в регионе одной страны, в проектах такого рода, как крупные межрегиональные нефте- и газопроводы, должно быть вовлечено как можно больше сторон, различ-ных групп интересов. Только высокая степень диверсификации пакета инвестиций с точки зрения участников может снизить риск главенства одной стороны.
  7. Снятие эмбарго на инвестиции в Иран может потенциально увеличить количество инвесторов и заинтересованных сторон в проектах газо-нефтепроводов через Иран, что позволит сохранить баланс сил и интересов, снизить риск появления нового всеобщего монстра в регионе.