ACTA SLAVICA IAPONICA

Volume 15 (1997)

"Общественная ссыпка" и военно-продовольственная система России в годы Первой мировой войны
Кимитака Мацузато

I. Постановка проблемы
II. Кто нес главное бремя заготовок ?
III. Агротехнологический переворот и общественная ссыпка
IV. Постановление Совета министров от 1 августа 1914
V. Изменение характера общественной ссыпки во время войны
VI. Типология местных заготовительных организаций
VII. Заключение
Примечания

VI. Типология местных заготовительных организаций

Анализ изменения характера общественной ссыпки, включенной в состав военно-заготовительной системы, приводит к гипотетической типологии местных заготовительных организаций. (1) В губернииях, имевших достаточную капиталистическую инфраструктуру хлебной торговли, уполномоченные могли на нее опираться. (2) В губерниях без упомянутой инфраструктуры уполномоченные, по идее, должны были организовать общественную ссыпку. При этом они стояли перед выбором: либо привлечь скупщиков, либо стараться осуществить общественную ссыпку в чистом виде, без скупщиков. (3) В некоторых губерниях, несмотря на отсутствие капиталистической инфраструктуры хлебной торговли, уполномоченные не пытались организовать общественную ссыпку, а пассивно опирались на докапиталистические торговые элементы. В этой главе проверим адекватность этой типологии.
Мы располагаем четырьмя параметрами для типологического анализа местных заготовительных организаций: 1. Состав местных уполномоченных ; 2. Состав продавцов хлеба (помещики, крестьяне, кооперативы и посредники) ; 3. Форма ссыпки (комиссионный договор или создание постоянных ссыпных пунктов) ; 4. Состав служащих заготовительных организаций.

Параметр 1 — Кого ГУЗиЗ назначило местным уполномченным ?

Как показано в Таблице 3 , за редкими исключениями в земских губерниях уполномоченными по закупке хлеба для армии были назначены председатели губернских (или уездных) земских управ. К этой же категории можно отнести уполномоченного по Полтавской губернии С.И. Гриневича, члена Государственной думы (националиста), который был "избран" губернским земским собранием.51 Исключениями являлись самарский уполномоченный в 1914/1915 заготовительном году и вятский и могилевский уполномоченные 1915/1916 и 1916/1917 заготовительных годах, должности которых исполняли местные губернаторы.
Нам неизвестна причина назначения в 1914 г. на должность самарского уполномоченного губернатора Н.В. Проташева. В 1915 г. он был переведен в должность харьковского губернатора, там снова назначен уполномоченным и в ноябре этого года умер. Правительство изображало Проташева умершим на посту уполномоченного. 52 На самом деле он не был активным уполномоченным. В Самарской губернии он делегировал свои полномочия должностным лицам: председателю губернской земской управы, председателю биржевого комитета, заведующему постройкой и эксплуатацией зернохранилищ Госбанка в Заволжском районе и другим. 53 Среди них видное место в заготовке занял председатель Самарского биржевого комитета В.Н. Вашкиров, который в 1915/1916 заготовительном году фактически стал руководителем всего этого дела в губернии. Повидимому, деятельность Проташева как уполномоченного по Харьковской губернии тоже была чисто символической, так как там до его назначения руководство заготовками хлеба держал в руках член Государственной думы П.Н. Неклюдов (октябрист).
В Вятской губернии с лета 1915 г. сложилось своеобразное разделение труда между земствами и губернатором: заготовка овса была поручена губернатору, а остальных видов зерна - земствам. В начале войны, подобно другим земским губерниям, уполномоченным по Вятской губернии был назначен председатель губернской земской управы П.И. Паньков, который однако не проявлял должную активность. В то же время губернатор А.Г. Чернявский бомбил ГУЗиЗ своими инициативными предложениями. 54 В результате ГУЗиЗ лишило Панькова части полномочий и передало их Чернявскому.55 Эта перестройка носила не только персональный характер. По терминологии того времени овес являлся "абсолютно дефицитным" товаром (в том смысле, что возросший спрос на него со стороны армии не был компенсирован излишком, возникшим от прекращения экспорта). Для заготовки товара этой категории более целесообразным считался принудительный способ, в том числе, хлебная повинность. В Вятской губернии транспорт был малоразвит, и поэтому нужно было дополнительно ввести гужевую повинность для подвоза овса из глубинки. Возложение же на крестьян повинностидело администрации, а не земства. 56 Кроме того, со времени русско-японской войны в Вятской губернии сложилась традиция использовать для заготовки овса сельскую хлебозапасную систему,57 которая тоже находилась под контролем администрации. В итоге нельзя отрицать определенную техническую целесообразность перехода полномочий по заготовке овса в руки вятской администрации. 58
Что касается региональных уполномоченных, то двое из них — председатель Нижегородского биржевого комитета Д.В. Сироткин (в Средневолжском регионе) и член Государственного совета Ф.В. Стахеев (в Верхневолжском регионе) — были назначены из представителей торговых кругов. С помощью этих лиц предполагалось мобилизовать региональную сеть приволжской и прикамской хлебной торговли для целей заготовки. Однако в 1914/1915 заготовительном году уполномоченные, региональные и губернские, часто вступали в конкуренцию между собой, что вызывало повышение цен на хлеб. Поэтому в 1915/1916 заготовительном году, по решению совещания уполномоченных в июле 1915 г., закупка Сироткиным была ограничена территорией Нижегородской губернии, а Стахеевым - только в городах Рыбинске и Петрограде. 59
Назначение региональными уполномоченными железнодорожных предпринимателей и администраторов тоже было направлено на использование торговой сети и элеваторов в целях заготовки. Исключение составляла Область Войска Донского, где уполномоченный А.И. Кириллов был заведующим ссудоскладочными операциями Управления юго-восточных железных дорог, т.е. специалистом кредита. Привлечением кредитных кооперативов намечалось восполнить отсутствие в Донской области земств.
Таким образом, привлечение к заготовке хлеба торговых деятелей было ограничено волжскими губерниями и районами близ железных дорог. И даже это ограниченное привлечение представителей деловых кругов было существенно сокращено во втором заготовительном году.
Численное превосходство земцев-уполномоченных в земских губерниях делает состав уполномоченных малоинформативным показателем типа заготовительных организаций. В данной ситуации было бы целесообразно привлечь данные о составе заместителей уполномоченных. Хотя данных о заместителях уполномоченных пока собрано немного, они показывают, что в губерниях, где земства придерживались принципа общественной ссыпки, заместителями уполномоченных были часто назначены губернские (земские) агрономы или подобные должностные лица: например, Н. Бобынин в Тамбовской губернии (секретарь Тамбовского сельскохозяйственного общества); Ю.Ю. Соколовский в Полтавской губернии (губернский агроном); и Ю.А. Поляков в Екатеринославской губернии (губернский агроном).

Параметр 2 — У кого уполномоченный покупал хлеб ?

Состав продавцов хлеба и их доля в общем объеме заготовок по губерниям отражен в таблице 4, а в целом по России в таблице 5. Однако следующие таблицы не показывают, каким образом каждый уполномоченный использовал посредников: либо в качестве своих агентов с резонным комиссионным вознаграждением, либо в качестве контрагентов через частноправовые договоры. Именно эта проблема вызывала наибольшие споры среди заготовителей. На упомянутом выше совещании уполномоченных в июле 1915 г. уполномоченный по Казанской губернии, председатель губернской земской управы Н.А. Мельников поставил вопрос: если уполномоченный использует скупщиков с маленьким вознаграждением, нельзя ли назвать это "закупкой непосредственно у производителя"? 60 Ту же мысль выдвинул уполномоченный по Полтавской губернии Гриневич.61
Дополним Таблицу 2 данными по Тамбовской и Херсонской губерниям. В Тамбовской губернии в 1914/1915 заготовительном году было закуплено овса: у помещиков - 10%, у крестьян - 17%, у кооперативов - 4% и у торговцев - 69%. Относительно ржи - 30% у помещиков, 13% у крестьян, 22% у кооперативов и 35% у торговцев. 62 Что касается овса, то общественную ссыпку в Тамбовской губернии нельзя считать передовой. Однако благодаря инициативе уполномоченного Ю.В. Давыдова ситуация изменилась в следующем 1915/1916 заготовительном году: до февраля 1916 г. половина овса и треть ржи были закуплены у кооперативов. 63 Что же касается Херсонской губернии, то нам известны данные только по Елисаветградскому уезду за первые девять месяцев 1915/1916 заготовительного года. Распределение пшеницы, ячменя, ржи, овса, муки и крупы между продавцами выглядит так: у помещиков - 33%, у кооперативов - 6% и у торговцев - 61%. 64 Как известно, в губернии было два крупнейших сборных пункта хлеба на юге России — в г. Одессе и г. Николаеве. Херсонская заготовительная организация сложилась в результате приспособления этой торговой сети к военным нуждам.65 Хотя с конца 1914/1915 заготовительного года к заготовке хлеба губернии стали привлекаться земские агрономы,66 общественная ссыпка распространилась здесь незначительно. вителЬноно года. Распределение пшеницы, ячменя, ржи, овса, муки и крупы между продавцами выглядит так: у помещиков - 33%, У кооперативов - 6% и у торговцев - 61%. б4 Как известно, в губернии было два крупнейших сборных пункта хлеба на юге России - в г. Одессе и г. Николаеве. Херсонская заготови тельная организация сложилась в результате приспособления этой торговой сети к военным нуждам.65 Хотя с конца 1914/1915 заготовительного года к заготовке хлеба губернии стали привлекаться земские агрономы, 66 общественнссыпка распространилась здесь незначительно.

Параметр 3 — Комиссионный договор или постоянные ссыпные пункты ?

По этому критерию губернии и области разделяются на три группы67 :
(1) Киевская, Подольская, Пермская и Таврическая губернии, и районы Тройцкой и Московско-Казанской железных дорог, где был принят только комиссионный договор; (2) Бессарабская, Витебская, Екатеринославская, Тульская и Черниговская губернии, и Акмолинская область, где практиковались только постоянные ссыпные пункты; (3) Вологодская, Воронежская, Вятская, Казанская, Нижегородская, Орловская, Пензенская, Полтавская, Самарская, Саратовская, Симбирская, Тамбовская и Уфимская губернии, Тобольская и Томская области и Область Войска Донского, где применялись оба способа.
На первый взгляд, постоянные ссыпные пункты больше ассоциируются с общественной ссыпкой. Однако сопоставление указанной группировки с Таблицей 4 не оправдывает эту ассоциацию. Почему ? Земские ссыпные пункты требовали "громадных накладных расходов", и земцы часто перекладывали это дело на кооперативы. Теоретически ясно, что если агенты, работавшие в ссыпных пунктах, оплачивались пропорционально количеству ссыпанного хлеба, то они почти не отличается от комиссионеров. С другой стороны, не только торговцы, но и кооперативы могли работать в качестве комиссионеров, что подтверждается на примере Пермской губернии.
В конце концов, важно, кем были агенты ссыпных пунктов и кем были комиссионеры. К сожалению, для ответа на этой вопрос, мы не располагаем достаточными сведениями.

Предварительные итоги параметров 1, 2 и 3

Имея в виду упомянутое выше источниковедческое ограничение, постараемся по возможности интерпретировать Таблицу 4. Более всех здесь заметна группа, имевшая большую долю покупки у помещиков, которая включала Могилевскую, Минскую, Киевскую, Подольскую, Волынскую, Смоленскую, Витебскую губернии и Область Войска Донского. За исключением последней, все они принадлежали к западным регионам, где были развиты частновладельческие (в большинстве, польские) крупные хозяйства. Однако они не входили в число губерний, вывозящих хлеб даже в мирное время. Во время Первой мировой войны они находились в "театре военных действий", где хлеб закупала в основном армия, а не уполномоченные министерства земледелия. Наверное, в этих губерниях уполномоченные организовали непосредственную покупку хлеба у производителей в незначительном объеме, чтобы защитить интересы помещиков. К этой группе регионов не принадлежит Область Войска Донского, которая считалась образцом кооперативной ссыпки.68 Возможно, данные Таблицы 4 говорят о преобладающем в области значении частного (необщинного) землевладения.
Уполномоченные по Екатеринославской (К.Д. Гесберг) и Черниговской (Н.П. Савицкий) губерниям были принципиальными сторонниками общественной ссыпки и создавали только постоянные ссыпные пункты.
В Самарской, Уфимской и Симбирской губерниях важную роль играла покупка непосредственно у крестьян, что в значительной степени объясняется наличием в этих губерниях элеваторов Госбанка. Впрочем, что же касается Уфимской губернии, то отмеченный в таблице процент непосредственной покупки у крестьян (52,4%) вызывает сомнение. Как отмечено выше, в 1914/1915 заготовительном году по Уфимской губернии доля покупки у крестьян составила всего 1,1%. Хотя Уфимское земство приняло определенные меры для того, чтобы поднять долю непосредственной покупки в 1915/1916 заготовительном году, все же скачок от 1,1% до 52,4% представляется невероятным. Уфимское земство, вероятно, изменило в 1915/1916 заготовительном году методику подсчетов.
Значительную долю покупки непосредственно у крестьян в Средневолжском районе, т.е. Нижегородской губернии (41,5%) можно считать доказательством успеха уполномоченного Сироткина, перестроившего заготовительную организацию из торговой в земскую. Однако ввиду небольшого абсолютного объема нормы заготовок зерна, возложенной на эту губернию (губерния поставляла, в основном, муку), лучше не переоценивать значение достигнутых здесь успехов. В отличии от метаморфоза Башкирова и Сироткина, уполномоченные из числа железнодорожных деятелей, Мекк и Ткаченко, продолжали опираться на торговую сеть.
Уполномоченный Калугин в Пермской губернии стремился не только к общественной ссыпке, но и к привлечению скупщиков в качестве агентов. Уполномоченный по Полтавской губернии Гриневич относился к скупщикам терпимо, но многие другие деятели, ответственные за заготовки в губернии, не разделяли его позицию, что заметно и по показателям Таблицы 4 . Уполномоченные-земцы по Рязанской, Курской, Таврической, Тульской и Воронежской губерниям и по Челябинскому уезду опирались главным образом на посредников.Неизвестно, впрочем, каким образом (в качестве агентов или контрагентов).


Параметр 4 -До какой степени были привлечены агрономы?

Было бы желательно проанализировать полный социалъный состав служащих заготовительных организаций. Однако из-за трудности идентифициро вать имена агентов-скупщиков, агентов-торговцев и агентов-мукомолов ограничимся подсчетом числа агрономов, привлеченных к заготовительным организациям. Мы располагаем "Списками служащих в организациях уполномоченных Министерства земледелия" (составленными в 1916 г. для прошения об отсрочке их мобилизации) и некоторыми другими списками. К сожалению, нам пришлось исключить из анализа важные губернии, по которым списки недостаточны (Нижегородскую, Орловскую, Пензенскую, Полтавскую, Рязанскую,Саратовскую, Уфимскую, Херсонскую и Черниговскую). Сопоставление имеющихся данных о заготовителях со списками местных агрономов (Местный агрономический персонал, состоявший на правительственной и общественной службе, 1 января 1916 г.) отражено в Таблице 6.
Сопоставление таблиц 3 и 6 дало основания для следующей типологии.

Таблица 7. Назначение уполномоченных и привлечение агрономов

1 Уполномоченным был назначен председатель губернской земской управы и, в то же время, наблюдалось массовое привлечение земских агрономов к заготовке. Екатеринославская,
Пермская,Симбирская
и Тамбовска
2 Уполномоченным был назначен председатель губернской земской управы и наблюдалось умеренное привлечение земских агрономов. Воронежская,
Курская, Таврическая
и Тульская
3 Наряду с указанными в группе 2 условиями, наблюдалось привлечение агрономов землеустроительных комиссий. Бессарабская
4 Несмотря на назначение уполномоченным председателя губернской земской управы, не наблюдалось привлечения агрономов, т. е., земства опирались только на торговую организацию. Казанская
Можно отметить и другие специфические примеры: в Вологодской губернии уполномоченным был назначен председатель губериской земской управы,но были привлечены в основном агрономы землеустроительных комиссий. В Вятской губернии, наверное в связи с введением системы двойных уполномоченных (губернатор и председатель губернской земской управы), были привлечены агрономы не только земств, но и землеустроительных комиссий. По Самарской губернии, под руководством В.Н. Башкирова, председателя биржевого комитета, не наблюдалось случаев привлечения агрономов. По Харьковской губернии, под руководством члена Государственной думы Неклюдова наблюдалось только привлечение агрономов землеустроительных комиссий.
Приведенный здесь материал о привлечении агрономов к заготовке не вступает в заметные противоречия с указанными выше предварительными итогами. Это приводит к выводу о том, что степень преобразования земской агрономической организации в заготовительную определила активность данного земства в плане общественной ссыпки. Короче, чем больше агрономов в заготовительной организации, тем мощнее развивалась общественная ссыпка.

Общий итог типологических анализов

Мы не могли выяснить конкретную роль скупщиков в местных заготовительных организациях (контрагенты или агенты). Оставив этот вопрос, сведем воедино полученные выводы по схеме, представленной в следующей таблице:

Привлечение скупщиков в качестве агентов
слабо
активно
Отношение к
общественной
ссыпке
позитивное
A
B
негативное
C
D
В группе А, т.е. в числе принципиальных приверженцев идеи общественнои ссыпки оказались екатеринославкская, тамбовская и черниговская заготовительные организации, которые мало привлекали скупщиков к заготовке. К более прагматической группе В, сочетавшей общественную ссыпку с привлечением скупщиков, принадлежала пермская заготовительная организация. Полтавская организация находилась в промежуточной позиции между группами А и В. К группе D принадлежали нижегородская и херсонская организации в первом заготовительном году, и уфимская и казанская организации - до конца.
Вследствие нерешенности конкретной роли скупщиков в заготовке хлеба (контрагенты или агенты) принадлежность многих организаций осталась неясной. Воронежская, курская, пензенская, рязанская, таврическая организации и челябинская уездная организация принадлежали либо к группе D либо к группе С. Основываясь и на других материалах, автор считает, что, кроме таврической и челябинской организаций, все остальные принадлежали к группе С, т.е. самой "ленивой" группе (слабая общественная ссыпка и неумение использовать скупщиков в качестве агентов). По той же причине неясна принадлежность орловской, елецкой, саратовской и тульской организаций (либо к группе А, либо к группе В). Тем не менее гипотеза, данная в начале этой главы, подтверждена. Иллюстрируем причинную связь факторов в формировании местных заготовительных организаций.

Рисунок 1.

Причинная связь факторов в формировании местных загото витеяьных организаций

Особо следует остановиться на четырех волжских губерниях, где имелись элеваторы Госбанка (Самарской, Симбирской, Уфимской и Саратовской). По мнению автора, значение элеваторов в заготовке хлеба было особенно велико в Самарской губернии, затем, по убывающей, в Саратовской, Уфимской и Симбирской губерниях. Что касается комбинации элеваторов с общественной ссыпкой, то саратовский и симбирский уполномоченные старались связать элеваторы с кооперативной ссыпкой.
В Самарской губернии, под руководством Башкирова, главные кадры заго-товительной организации состояли из смотрителей зернохранилищ Госбанка. Они вели работу по сбору информации о хлебных ценах на местах,69 по выбору мест для открытия ссыпных пунктов, 70 по подбору комиссионеров, 71 по отправке хлеба на фронт, 72 по регулированию железных дорог, по аренде складских помещений при железных дорогах,73 по надзору за работой ссыпных пунктов и мельниц, 74 по оказанию помощи кооперативам в заготовке и т.д. Благодаря их активной работе, реформа организации Башкирова в 1915/1916 заготовительном году из коммерческой в бюрократически-земскую и из региональной в чисто губернскую проводилась гораздо успешнее, чем у нижегородского Сироткина. 75 По-видимому, успехи такого преобразования породили у Башкирова убеждение в том, что торговцы, бок о бок с земцами и чиновниками, могут работать для строительства государственного капитализма. В этом он напрасно старался летом 1916 г. убедить своих непослушных товарищей в ходе организации Центрального мукомольного бюро.