ACTA SLAVICA IAPONICA

Volume 15 (1997)

"Общественная ссыпка" и военно-продовольственная система России в годы Первой мировой войны
Кимитака Мацузато

I. Постановка проблемы
II. Кто нес главное бремя заготовок ?
III. Агротехнологический переворот и общественная ссыпка
IV. Постановление Совета министров от 1 августа 1914
V. Изменение характера общественной ссыпки во время войны
VI. Типология местных заготовительных организаций
VII. Заключение
Примечания


VII. Заключение

Историки неоднократно подчеркивали те новые моменты, которые принесла с собой первая в мировой истории тотальная война. Однако нельзя упустить из виду, что никакое правительство не способно в короткий срок создать из ничего инфраструктуру для тотальной мобилизации ресурсов. Поэтому правительства воюющих стран старались использовать в военных целях уже существующую инфраструктуру управления и хозяйства. Что касается российской деревни, то такая инфраструктура сформировалась в ходе столыпинского агротехнологического переворота в лице земской агрономической организации и кредитных кооперативов. Хотя общественная ссыпка зерна оставалась сравнительно неразвитым компонентом агротехнологического переворота, она приобрела еще до войны признание не только в общественных, но и в правящих кругах.
В России, где регионы с развитой инфраструктурой капиталистической хлебной торговли были исключением, общественная ссыпка приобрела значение руководящей идеи в организации военно-продовольственных заготовок. Однако, находясь в зависимости от уровня развития в данной губернии капиталистической хлебной торговли с одной стороны, и земско-кооперативного движения - с другой, структура и деятельность губернских заготовительных организаций обнаружили значительное разнообразие. Этому способствовала политика Министерства земледелия, которое предоставило земцам выбор способа заготовки. Количественный анализ показал соотношение между активностью уполномоченных-земств в плане общественной ссыпки и степенью переориентации земской агрономической организации в обязанности по заготовке хлеба.
Географическая типология заготовительных организаций не изменилась даже после введения продразверстки А.А. Риттиха в конце ноября 1916 г. Губернии, преуспевшие в общественной ссыпке, показали себя таковыми и в разверстке. Здесь нет ничего удивительного, потому что назначение риттиховской разверстки состояло, вопреки сложившемуся в историографии стереотипу, не в том, чтобы заменить существующую систему заготовки хлеба (руководящей идеей которой являлась общественная ссыпка), а, наоборот, - стимулировать ее.76 Другой стереотип в историографии — об анти-коммерческом характере продразверстки — тоже отвергается тем фактом, что самарская и уфимская заготовительные организации, преуспевшие в превращении капиталистической инфраструктуры хлебной торговли в способ военной заготовки, смогли использовать ее и для разверстки хлебных норм.77
Итак, политика конверсии довоенных общественных и хозяйственных организаций помогла царизму построить систему, готовую к тотальной войне, не только быстро и дешево, но и в соответствии со специфическими особенностями губерний. Однако победа оказалась матерью поражения. Общественная ссыпка, превращенная в способ тотальной мобилизации, была бюрократизирована. Даже при благоприятных условиях войны, она могла конкурировать с торговцами только с помощью принудительных мер (твердых цен, реквизиций и запретов на вывоз), полномочия для применения которых были делегированы правительством уполномоченным-земцам. Земцы использовали принудительные меры для того, чтобы установить монополию на своем региональном рынке. Сознавая, что без административной монополии на местах земско-кооперативное движение не может справиться с заготовками, правительство давало уполномоченным-земцам рычаги для установления монополии. Среди них полномочия по регулированию железных дорог оказались фатальными. 78 Российская система заготовки хлеба во время Первой мировой войны могла функционировать только за счет усиления местнических тенденций среди земцев-кормильцев Империи.