Annual Newsletter of the Slavic Research Center, Hokkaido University
SRC Home
English News  No.7 , December 1999
back to INDEX>>

From the Director
Foreign Visiting Fellowship Program
Symposia
Our Current Staff
Research Funded by the Ministry of Education, Science and Culture
Guest Lectures from Abroad
Visitors from Abroad
Awards for SRC Staff
Publications (1998-1999)
The Library
Essays by Foreign Fellows
Cynthia H. Whittaker
Isabel Tirado
Kuili Liu
John P. LeDonne

Новая Вавилонская башня

Kuili Liu
(Institute of Ethnic Minorities' Literature, Chinese Academy of Social Sciences, PRC, Foreign Visiting Fellow, SRC, 1999-2000)

The author

Когда ответственный редактор SRC News обратился ко мне с предложением написать что-нибудь для очередного номера, я долго думал, о чем писать и с чего начать. На самом деле, библиотека Хоккайдского университета для слависта достаточно хорошая, и темпра и суси очень вкусные. Не то что не на что жаловаться, а более того, прямо-таки благодать!
Высший класс японской школы славяноведения, представленной в частности в лице ученых SRC, и здешние благоприятные условия для исследовательской работы произбодят на меня довольно сильное впечатление. Однако все это можно было предугадать, и я об этом в какой-то степени уже знал раньше.
Но то, что меня все с большей силой поражает, чего я не ожидал и над чем вовсе не думал при подготовке к поездке в Саппоро - это - атмосфера в Славянском центре, то, что мы обычно сухо, по-концелярски называем "средой обитания".
Что я подразумеваю под этим выражением? Это - взаимное чувство, общая оценка, взаимоотношения в коллективе; это - место для других в глубине твоей души, и место для тебя в сердцах других; это - настроение, с каким ты работаешь, и с каким ты приходишь на работу и уходишь домой. По причине деликатности все это проявляется только на полутонах, незаметно, но оно так важно для любого человека, как аромат для цветов, птичье пение для весны, радуга после дождя. Ведь человек жив не только делом насущным, Тхлебом единымУ, но и настроением, надеждой, радостью жизни, любовью к своему делу.
Мы, новички, внимательно наблюдаем со стороны: за той чуть заметной улыбкой наших японских коллег, за их легкой походкой, за тем внимательным обращением друг к другу, за их рвением и энтузиазмом в работе должно быть затаен большой пафос в своей жизни и деятельности, и большое уважение к коллегам, к коллективу. Вот такой благоприятной атмосферой, таким плодотворным лейтмотивом заразились и мы.
Как приглашенных зарубежных ученых, вначале нас было четверо: Синтия с Робертом (США), Катя (Болгария) и я; потом кто раньше кто позже на разные сроки присоединились Изабел (США), Игорь (Россия), Паул с женой (Израиль) и Валерий (Германия). Каждый со своей специальностью, со своей конкретной темой, со своим языком и, конечно, со своим характером. Мы как-то шутя называли наш коллектив Тинтернациональной бригадойУ.
В первые дни, как обычно бывает в таких случаях, мы себя чувствовали несколько чужими. Деликатно, стеснительно относились друг к другу. Но вскоре организованная руководством SRC приветственная церемония и особенно вечеринка на Тлоне природыУ очень сблизили нас со всем коллективом Центра.
В одно из первых воскресений после нашего прибытия японские профессора повели нас на летний традиционный праздник танца. О, какое это было зрелище! На улицу вышли сотни самодеятельных танцевальных групп. Все участники, от мала до велика, всецело отдались этому торжественному фестивальному шествию, забывая обо всем, как бы зачарованы, полностью вовлечены в коллективный национальный танец, и сами упоены этим же дружным, динамичным танцем. Я был ошеломлен этим энтузиазмом, этим приподнятым настроением, этой силой коллективного самозабвения. Я был так сильно тронут, что никак не мог сдержать свои слезы. Я будто бы духовно слился с этим шествием, с участниками фестиваля - загорелыми молодыми и старыми крестьянинами и рыбаками, с местными жителями. Хоккайдо этим же завоевало мою симпатию.
Денька через два Синтия с Робертом приглашают нас на вокальный концерт и зовут в гости. И русские профессора, которые имели отношение с Центром, любезно приглашают то в консульство на концерт, то на экскурсии. Все это в еще большей степени сплотило нашу Тинтер-группуУ.
Помню, мы очень поздно засиделись во время этого первого party. В двенадцатом часу, под сильным дождем, мы с соседкой Изабел пробирались пешком домой. Живем далеко, дорога была совсем незнакомая, знали только, что рядом с нашим общежитием - больница. Такси не было, и пешеходов было совсем мало. Еле-еле поймали молодую пару, у которой намеревались спросить дорогу. Они не знали ни английского языка, ни китайского, а мы не знали японского. Мы, усталые, мокрые, не знали как объясниться. Повторяем только одно слово: больница. Они нас не поняли, мы опять: биёин. Они под зонтиком с полуудивленно-полунасмешливым взглядом смотрят на эту американку и этого пожилого китайца. Только потом нам стало ясно, что вместо больницы, мы тогда старательно кричали: где косметический салон. В конце концов они все-таки поняли, что мы ищем больницу, и любезно показали дорогу. С тех пор я решил: надо учиться японскому языку хотя бы для того, чтобы спросить дорогу.
После этой первой вечеринки, через каждые три-четыре недели в воскресный вечер мы непременно собирались то у одного, то у другого. Мы теперь между собой уже перешли границу церемонной вежливости, а связаны истинной дружбой. Мы все волновались за Катю, когда она долго не могла получить присланные книги. Мы были сильно озабочены, когда у Игоря умер родственник. Мы радовались успеху любого члена из нашего коллектива. Каждый из нас, приехав из командировки, охотно делился своими впечатлениями. Мы и часто спорим при обсуждении тех или иных вопросов, то о различии между цивилизацией и культурой, то об определении нации... И было очень грустно, когда пришлось расстаться с отбывающим коллегой. Вот такие дела.
Я уж не говорю о том, как заботливо и с любовью относятся к нам японские профессора. Все они так заняты своими исследованиями, что часто добросовестно работают до позднего вечера и даже в выходные дни. Несмотря на это они все же уделяют нам довольно много времени: то приглашают к себе в гости, то организуют экскурсии, или же помогают в планировании командировки, дают советы об изучаемых научных проблем...
Славянский центр регулярно приглашает из разных стран известных специалистов-славистов для научных докладов. Здесь, в SRC, поистине образовался, первоклассный, не локальной, а глобальной значимости форум славистики. Коллектив научных работников SRC много сделал и еще больше сделает в развитии славяноведения и в деле успешного сотрудничества ученных разных стран, в деле взаимопонимания и дружбы между народами.
Как хорошо, если человеческий труд направлен только на благо людей, на гармоничное и дружеское сосуществование всех народов, а не растрачен на распри, на противостояние и подавление одного другим. И тогда Вавилонская башня уже перестанет быть символом недоведенного до конда дела, символом разногласий, а станет символом триумфа, символом гармонии многоголосия, символом успешного, животворного сплочения в деле создания райской жизни на земле.

back to INDEX>>